четверг, 15 ноября 2012 г.

Координация НИР по защите танков


Совсем недавно, нашему ведущему российскому бронезащитному разработчику - НИИ Стали исполнилось 70 лет. В этой связи интересна ретроспективная публикация по истории данного предприятия, напечатанная к 50-летию института в отраслевом журнале "Вестник транспортного машиностроения" - бывшем "Вестнике бронетанковой техники". Еще совсем недавно эта статья как и весь журнал имел гриф "секретно", хотя конечно почти все что излагается на сегодняшний момент давно не является никакой тайной. Помимо всего, эта статья памятник эпохе первых лет 90-х гг ХХ века - бардак тогда был такой что даже в таком серьезном журнале толком никто ничего не редактировал. Отсюда пошли опечатки. Например в тексте присутствуют "правительственные импульсы" вместо "правительственные комплексы", или вот последний абзац, своим наличием говорит нам о том, что данная работа не самостоятельная статья, а всего лишь вступление к сборнику материалов по истории НИИСтали, который был подготовлен к юбилею - отсылая материал в журнал, никто не озаботился обрубить этот "рудиментарный хвост", да и редакция журнала тоже дала маху, опубликовав все как есть...
В.И. ШАШКИН
Журнал «Вестник транспортного машиностроения» №2 /1993г

  Сохранение боеспособности под огнем против­ника является одним из важнейших свойств танка. Это свойство обеспечивается броневой защитой, которая находится в постоянном противоборстве с растущим числом разнообразных и весьма со­вершенных противотанковых средств. Опережаю­щее развитие средств защиты требует больших сил и координации научно-исследовательских и опыт­но-конструкторских работ. Значительный опыт в этой области накоплен ВНИИ стали.
  Датой рождения ВНИИ стали принято считать 22 мая 1942 года, когда по предложению руковод­ства эвакуированного в г. Свердловск НИИ-48 нарком танковой промышленности Н.А.Малышев издал приказ об организации в г.Москве «оперативной комплексной группы НИИ-48 из специалистов-броневиков в количестве 25 человек для вы­полнения работ, связанных с обслуживанием Горьковской группы заводов Наркомтанкопрома в части улучшения качества бронелиста, броневого литья и обработки бронедеталей, а также органи­зации работ по систематическому изучению тро­фейных машин».
  Начальником Московской группы был назначен А.Т.Ларин, до этого начальник отдела НИИ-48, а его заместителем и начальником бронекор­пусного отдела О.Ф.Данилевский. Ее раз­местили в конторских помещениях производ­ственных цехов завода №37, расположенного рядом с Преображенской площадью. Фронт работ расширялся, новые предприятия по ремонту тан­ков, организованные в Москве и воинских частях, нуждались в специалистах по сварке и термиче­ской обработке брони.
В сентябре 1943г. эта группа была превращена в Московский филиал ЦНИИ-48 во главе с к.т.н. В.А.Делле. В начале 1944г. начальником Московского филиала стал Г.Ф.Засецкий — лау­реат Сталинской премии, полученной им за разра­ботку технологии литых башен. Специалисты фи­лиала непосредственно на заводах разрабатывали унифицированную технологию броневого производ­ства, помогали заводам в отладке производства корпусов и башен танков, механизировали цеха, повышали производительность труда. Одной из крупных работ была технология сварки брони танка Т-34 в условиях крупносерийного производ­ства.
  Непосредственно во фронтовых условиях спе­циалисты Московского филиала изучали поражаемость отечественных и немецких танков, живучесть брони и сварных соединений. Они собирали данные по надежности ходовой части, трансмиссии и двигателей боевых машин. Результаты исследований отечественной и зарубежной техники опера­тивно передавались танковым заводам и конст­рукторским бюро в виде справочных таблиц, от­четов, инструкций для использования в работе по совершенствованию конструкции, материалов и технологии изготовления танков и других боевых машин. Основные научные результаты работ спе­циалистов Московского филиала ЦНИИ-48 нашли отражение в отчетах и статьях, опубликованных в трудах ЦНИИ-48 и книге В.В.Ларченко, Е.Я.Григорьева, А.Г.Завьялова, Г.И.Капырина, С.И.Смоленского «Теория и расчет защиты тан­ков», которая вышла в 1946г.
  За работы, выполненные в годы войны, 11 спе­циалистов Московского филиала ЦНИИ-48 (В.П.Андреев, В.В.Ардентов, Ю.М.Ольхова, А.Т.Ларин, Е.Ф.Цыпкина, О.Ф.Данилевский, Г.Ф. Засецкий, В.А.Делле, Р.Г.Хмелевский, С.И.Смоленский, Б.Е. Шейнин) были награж­дены орденами и медалями Советского Союза.
   В феврале 1948 г. Московский филиал ЦНИИ-48 был реорганизован в Центральную бро­невую лабораторию № 1 (ЦБЛ-1) Министерства транспортного машиностроения, которой предписы­валось решать металлургические и металловедче­ские вопросы по материалам, применяемым в тан­костроении.
  В мае 1950 г. ЦБЛ-1 переезжает в Лианозово, где размещается в помещениях (2650м2) ликви­дированного ремесленного училища Лианозовского вагоностроительного завода. Численность ее дости­гает 194 чел., из них ИТР-105 чел. Здесь орга­низуются 12 лабораторий: химическая, спектраль­ная, физическая, механических и стендовых испы­таний, сварочная, металлургическая, термическая, металлографическая и др. Создаются конструктор­ское бюро, стрелковый тир и мастерские: механи­ческая, модельная, электротехническая, нестан­дартного оборудования и приборов. В эти годы были сделаны принципиальные схемы броневой за­щиты первых послевоенных танков Т-10, Т-54, а за­тем Т-55 и Т-62. Разрабатывались новые марки ка­таной и литой брони, технологические процессы производства башен и корпусов.
  В 50-е гг. были созданы конструкции и техно­логии корпусов и башен этих танков. Среди работ, выполненных ЦБЛ-1 в это время, следует специ­ально отметить разработку корпусов цельнолитых и сварных с цельнолитым лобовым узлом. Исследования проводились в сотрудничестве с ВНИИтрансмаш (в то время он назывался ВНИИ-100), конструкторскими бюро и заводами применительно к созданию новых тяжелых танков с мощным вооружением и защитой.
  В результате этих работ были созданы конструктивные решения и технология изготовления корпусов, в которых за счет оптимального сочетания конструктивных углов с конфигурацией и толщи­нами литой брони удавалось обеспечить заданную противоснарядную стойкость практически на уров­не стойкости равных по массе сварных корпусов из проката. Наибольший вклад внесли сотрудники ВНИИ стали С.И.Смоленский, Б. Ю.Фейгельсон, И.И.Терехин, Е.В.Михайлов и А.А.Новикова.
К середине 50-х гг. основные средства пораже­ния танков периода второй мировой войны — клас­сические бронебойные снаряды к нарезным пушкам калибра 85.. .128 мм отошли на второй план, по­явились кумулятивные и бронебойные подкалиберные снаряды. Бронепробивная способность кумуля­тивных снарядов стала в 2-4 раза выше снарядов второй мировой войны. Появились управляемые и неуправляемые ракеты с кумулятивной боевой ча­стью. Развитие ядерного оружия сделало возмож­ным его применение против танков.
  Все это вызвало необходимость принципиально нового подхода к созданию защиты танка, которую стало необходимым строить как комплексную от определенной совокупности средств поражения, различающихся между собой по характеру и ин­тенсивности воздействия на танк и его экипаж. В этих условиях пришлось усилить работы по но­вым броневым и конструкционным материалам с целью создания резерва по массе для использо­вания его в комплексной защите танка.
   В мае 1955г. приказом министра транспортно­го машиностроения СССР С.А.Степанова ЦБЛ-1 была преобразована в Филиал ВНИИ-100. Дирек­тором Филиала ВНИИ-100 был назначен замести­тель министра транспортного машиностроения СССР С.К.Щербаков, заместителем директора по научно-исследовательской работе стал С.И.Смоленский. Филиалу ВНИИ-100 был установлен штат 300 чел. Новые задачи требовали специальных от­делов и лабораторий по защите: противорадиаци­онной, броневой и комплексной, активной и дина­мической. Небольшие коллективы занимались раз­работкой новых броневых, конструкционных и жа­ропрочных материалов. Постепенно укреплялись испытательная и производственная базы, улучша­лось лабораторное оборудование.
  Филиал пополнялся кадрами, главным образом, молодыми специалистами, выпускниками МВТУ им. Баумана, МИФИ, МФТИ, МАТИ, МИСИСа, из них и сформировались новые отделы, секторы и лаборатории.
   С самого начала своей деятельности Филиал ВНИИ-100 развивался как научно-исследовательская организация, работающая в области противоснарядной и противопульной защиты ВГМ, новых материалов и способов, обеспечивающих улучше­ние эксплуатационных характеристик бронетанковой техники.
 После смерти С.К.Щербакова в 1965 г. директором становится А.Т.Ларин, бывший в 1942-1943 гг. начальником московской группы НИИ-48,а после этого работавший на заводах по производству литой и катаной брони, бронекорпусов и башен в качестве главного металлурга, главного ин­женера и директора. В 1959 г. была основана заочная аспирантура. Первым ученым, защитившим кандидатскую диссертацию по результатам НИР института в 1954 г., стала начальник 6-го отдела. Е.Д.Цыпкина.
  В начале 60-х гг. развернулись работы по ос­новным танкам с противоатомной защитой и защи­той от кумулятивных средств и бронебойных подкалиберных снарядов 105-мм пушки американского танка М-60. Разработка материалов и схем комплексной защиты новых танков, решение кон­структивных, технологических и производственных вопросов, связанных с изготовлением опытных и серийных машин, стала основным содержанием деятельности Филиала ВНИИ-100. В результате совместной работы с головным КБ по танку Т-64 была впервые создана трехслойная, комбинирован­ная броня верхней лобовой части корпуса и башни, экранированные борты, противорадиационный под­бой и надбой. В июне 1966г. новый танк Т-64 был принят на вооружение, а в 1968г. появился и бо­лее совершенный по вооружению и защите танк Т-64А. За эти работы были награждены орденами и медалями А.Т.Ларин, И.И.Терехин, М.А.Студниц, Е.Д.Цыпкина, В.Н.Афонин, С.В.Журав­лев, В.П.Андреев. В.В.Иерусалимский получил Ленинскую премию. Это был первый лауреат Ле­нинской премии во ВНИИ стали.
   В те же годы создавалась броня легких ВГМ. В институте, который с 1967г. стал называться Филиалом ВНИИтрансмаш, начались исследова­ния новой стальной брони высокой твердости, алюминиевых и титановых сплавов и армированных пластмасс для броневых корпусов и башен легких машин. Вместе с конструкторским бюро Челябинского завода. Филиал принял участие в разработке БМП-1. Корпус и башня были из серийной сталь­ной брони 2П с применением алюминиевых сплавов для изготовления ребристого верхнего лобового листа и передней части крыши корпуса.
В начале 60-х гг. были разработаны принципы конструирования корпусов легкобронированных машин из алюминиевых сплавов, технологические процессы сварки и термообработки. Тогда были изготовлены корпуса опытного легкого танка, зе­нитного комплекса и транспортера-тягача. Эти ра­боты положили начало широкому применению алюминиевых сплавов в корпусном производстве ВГМ. В это же время проводились испытания легкого танка с корпусом из стеклопластика. Расчетное снижение массы корпуса, изготовленного из алюминия и стеклопластика, составляло 30 % и более в сравнении с массой равных по стойкости стальных корпусов. Основной выигрыш был за счет конструкционных (неброневых) деталей: днище, крыша, кронштейны, ребра жесткости.
   Если алюминиевый корпус был реализован в серийной легкобронированной ВГМ, то работы по созданию броневых корпусов из стеклопластиков являлись опережающим время поиском новых путей снижения массы и повышения защитных ха­рактеристик военных машин.
   Одновременно с защитой внедрялись разработ­ки Филиала по материалам и упрочняющей обра­ботке деталей трансмиссии, ходовой части и дви­гателей ВГМ. Заметный результат был достигнут в упрочнении торсионных валов для энергоемко­сти и долговечности подвесок. Эти работы позво­лили обеспечить необходимый ресурс подвески танка Т-64А при рабочих напряжениях торсионных валов 1325 МПа вместо 850 МПа на торсионных валах танков Т-54 и Т-55.
К своему 25-летию в 1967г. Филиал насчи­тывал 820 человек, в том числе 40 инженеров и 30 кандидатов наук. В нем было 11 научно-иссле­довательских отделов, 5 общих лабораторий, меха­нический цех, металлургическая, термическая и ли­тейные лабораторно-производственные базы. Фи­лиал размещался на площади 13000м2.
В августе 1967 г. по решению правительства он был реорганизован во Всесоюзный научно-ис­следовательский институт стали. В 1974-1989 гг. институт возглавлял М.И.Маресев, после него директором стал избранный трудовым коллективом В.И.Шашкин.
   Институт становится авторитетом в области разработки материалов и методов защиты броне­танковой техники. Облик защиты всех разрабаты­ваемых образцов бронетанковой техники формиро­вался при непосредственном участии его сотрудни­ков. Формируются новые нетрадиционные направ­ления, в частности принципы активной защиты, все шире используется комплексный подход к со­зданию защиты современного танка. В 1972г. чис­ленность института достигла 1000 чел. Круг дело­вых связей составили 62 завода, 22 КБ, 60 НИИ, 29 институтов АН СССР и республик, 22 вуза.
   В соответствии с планами развития вооружения проводились научно-исследовательские и опытно-­конструкторские работы по защитным схемам и материалам корпусов и башен. В основу этих раз­работок закладывались имеющиеся информацион­ные данные и прогноз развития средств пораже­ния. Таким образом, к 1980г. совместно с конст­рукторскими бюро и танковыми заводами была создана броневая и противорадиационная защита танков Т-72, Т-72А, Т-80, Т-80Б. Исследование бро­ни для машин легкой категории не ограничивалось гомогенными материалами. Изучение особенностей взаимодействия пуль и снарядов с броневыми пре­градами привело к созданию двухпреградной, со­ставной и слоистой брони из разных материалов. Примером сочетания различных монолитных ма­териалов и схем бронирования служит конструк­ция корпуса и башни БМП-3.
   В 70-е гг. были начаты систематические рабо­ты по созданию индивидуальной броневой защиты, а также по защите легковых и специальных авто­машин, получившие затем существенное развитие. Ведущая роль в этой области принадлежит Б.Д.Чухину, А.М.Глаголевой, Ю.Г.Ивлиеву; А.Е.Проворной, О.И.Алексееву, В.З.Вишневскому. Созданные в институте бронежилеты 6БЗТМ и 6БЗТМ-01 с успехом использовались в Афганистане и спасли многие жизни солдат. Сред­ства индивидуальной защиты имеют большой спрос. Номенклатура выпускаемых институтом жи­летов, касок, перчаток и щитов составляет более пятидесяти наименований.
   В защите широко применяется керамика как броневой материал различных композиционных структур. Сложные композиции используются в таких нетрадиционных областях, как защита пра­вительственных импульсов, фортификационные со­оружения, техника ВВС, ВМФ и химических войск.
   В эти же годы развивалось новое направле­ние — защита от средств разведки и наведения оружия. Большую роль в организации этих работ сыграли И. Ф. Рещиков и А. П. Антипов. Были разработаны специальные материалы для умень­шения радиолокационного и оптического (включая лазерное) отражения, а также для уменьшения теплового излучения военной техники и вооруже­ния. За этим следовало решение задач компоновки защитных материалов, технологии их нанесения, разработка методик и проведение испытаний. Ос­новные результаты, полученные в 70-е гг., — это создание чехлов для радиолокационной маскировки и теплоизоляционных материалов-покрытий для снижения дальности обнаружения и захвата кон­тура ВГМ тепловыми головками самонаведения, комплекта эмалей для маскировочной деформирующей окраски танков, а также разработка мето­дик определения эффективности маскировочных материалов.
   К концу 70-х гг., несмотря на определенный прогресс в создании защиты, объективно возникло отставание уровня защиты серийно выпускаемых танков от уровня развития средств поражения. В достаточной мере это не было оценено ни инсти­тутами Министерства обороны, ни разработчиками танков. Не хватало информации по зарубежным средствам защиты и поражения танков, не было достаточного внимания к их приобретению, изуче­нию, воспроизводству и созданию аналогов для испытания отечественной бронетанковой техники.
    Особенно ярко эти недостатки в развитии за­щиты отечественной бронетанковой техники проя­вились в 1982 г., когда были получены данные об американском танке
М-60, оборудованном в Из­раиле специальными контейнерами динамической противокумулятивной защиты, а также данные о конструкции и пробивной способности по монолит­ной и комбинированной броне, изготовленных в Израиле цельнокорпусных оперенных бронебойных подкалиберных снарядов М111 из вольфрамового сплава к пушке калибра 105 мм.
   В связи с этим развернулись работы по дина­мической защите. Это позволило вскоре усилить танки, находящиеся в производстве, и эксплуати­руемые в войсках. Все разработки навесных комп­лексов динамической защиты, которые выполня­лись совместно с танковыми КБ, разработчиками и изготовителями взрывчатых веществ, были завершены практически за один год. Такая быстрота выполнения всех необходимых исследований, лабо­раторных испытаний, конструктивных разработок и изготовления опытных образцов стала возможной благодаря уже имевшемуся опыту института в этой области. К этому времени институт уже располагал мощной лабораторной, испытательной и производ­ственной базой. Был реконструирован и расширен стрелковый тир, построена камера, позволяющая взрывать более 1 кг ВВ, завершилось строитель­ство производственного корпуса площадью более 6000м2, где разместились литейный, прокатный, термический и другие производственные участки.
Основной вклад в работы по созданию и внед­рению комплексов динамической защиты в серий­ное производство, наряду с ветеранами института А.И.Платовым, Д.А.Рототаевым, внесли вновь пришедшие в институт сотрудники В.Д.Чубаров, X.А.Хаббихожин, А.Я.Шепов, С.В.Королев, И.Н.Ташева.
     В тоже время продолжалось совершенствова­ние противоснарядной катаной свариваемой сталь­ной брони. Совместно с институтами и заводами черной металлургии был создан новый класс ра­ционально легированных хромоникельмолибденованадиевых высокоотпущенных противоснарядных броневых сталей повышенной твердости СК-1 и СК-3 (1983 г.) и высокой твердости СК-1 ЭШП, СК-2 ЭШП, СК-3 ЭШП (1988 г.). Все они внедре­ны в серийное производство. Применение этих но­вых марок брони в цельных деталях, а также в комбинированной броне позволило повысить противоснарядную стойкость на 5.. .15 % при той же массе брони. Для сварки новых сталей пришлось разработать новые технологии, экологически чис­тые сварочные материалы.
   Чернобыльская авария вновь привлекла вни­мание к защите от радиации. В связи с разрядкой в начале 80-х гг. эти вопросы отошли на второй план. Научный задел, созданный под руководством М. В. Студница и В. А. Рейтблата, помог в крат­чайшие сроки разработать уникальные системы противорадиационной защиты для техники и пер­сонала, работающих в зонах аварий АЭС. Эти уси­лия стали одной из форм конверсионной деятель­ности ВНИИ стали. Большой вклад в противорадиационную защиту внесли Е. С. Фрид, В. И. Шашкин, Б. Л. Пугачев.
    К 1991 г. институт имел 1 300 сотрудников, в том числе ИТР — 790 чел., докторов и кандидатов технических наук — 80 чел. Около 160 работни­ков института награждены орденами и медалями Советского Союза. В 1986 г. институт был награж­ден орденом Трудового Красного Знамени. В.В.Иерусалимский, М.И.Маресев и Д.А.Рототаев удостоены звания лауреатов Ленинской пре­мии; Э.П.Абрамов, В.П.Андреев, Г.Ф. Засецкий, Д.А.Рототаев, И.И.Терехин, Е.С.Фрид, Б.Д.Чухин, Б.Е.Шейнин стали лауреатами Го­сударственной премии СССР.
   Успехи ВНИИ стали вызывают интерес зару­бежных заказчиков: десять лицензий, в которых использовано более 100 изобретений института, продано в последнее время за рубеж.
   Уменьшение заказа на танки внесло корректи­вы в тематику ВНИИ стали. Вырос объем работ по защите объектов, не относящихся к ВГМ. Про­изводственная база увеличила выпуск народно-хо­зяйственной продукции. Конверсия позволяет со­хранить кадры и расширить объем научно-исследо­вательских и опытно-конструкторских работ.
    Настоящий сборник составляют статьи по за­щите танков, большая часть их написана во ВНИИ стали. Сборник открывается статьей В.Б.Мухи­на о системе автоматизированного проектирования сложной брони. В статье Ю.А.Маликова рассмот­рено комплексирование с учетом активной и дина­мической защиты танков. Содержится несколько работ по динамической защите, в том числе от тандемных кумулятивных боеприпасов (Д.А.Ро­тотаев и др.). Способ экономии средств при обстреле брони предложен в статье 3. И. Привалова. Целый ряд статей отражают новое направление химически активных материалов, разрушающих твердосплавные наконечники БПС. Аналитический обзор демаскирующих факторов содержится в работе М. Ф. Крысанова. Сборник завершают статьи по защите от радиоактивного и светового излуче­ния ядерного взрыва. Таким образом, сборник ох­ватывает все направления научно-исследовательских работ.
Статья поступила в редколлегию 12.10.92г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий