вторник, 20 ноября 2012 г.

Моторы и судьбы-3


Странные ребята все-таки в Украине…  Стоило мне начать цитировать книгу Н.К.Рязанцева, как она тот час «всплыла» в Сети на раздачах, о чем нас уведомил небезызвестный  А.Тарасенко через свою ЖЖечку и форум «Сила России». Весьма рад, что кто-то проделал большую работу по сканированию этой замечательной книги. Советую всем интересующимся историей советской бронетехники ее скачать тут и изучить целиком. Однако, я все же продолжу избранное цитирование и комментирование – судя по количеству просмотров менее чем за сутки, эта публикация вызывает большой интерес.

 Часть 3. Цитируется по стр.58-61
Н.К.Рязанцев о «трех одинаковых танках» и Т-72 в частности.

Как могло случиться, что в стране с плановой экономикой появились три одинаковых танка? Все они делались в Министерстве оборонной промышленности и для одного потребителя - Министерства обороны. Никакая другая страна в мире подобного бы не допустила: ведь необходимо было готовить производство трех типов танков. Такая ситуация сложилась в результате того, что было нарушено единство в тройственном союзе - разработчик, изготовитель, потребитель.
Танк Т-64 разрабатывался по техническому заданию Министерства обороны. В процессе освоения танка появились замечания, и Министерство обороны, считая, что оно несет
ответственность за обороноспособность страны, стало искать выход из сложившейся ситуации и сделало ставку на танк Т-72. А танк Т-64 стал нелюбимым дитя, от которого не избавиться, т.к. Секретарь ЦК КПСС по оборонной промышленности Д.Ф. Устинов своих решений никогда не отменял. «Нелюбимое дитя» старались очернить, по любому поводу останавливали производство, и запустить его можно было только с разрешения столицы. Каждый дефект возводился в ранг трагедии. В столичных кабинетах знали конструкцию поршня, шатуна, компрессора. Составлялись бесконечные план-графики работ по устранению замечаний. Непрерывно приезжали комиссии всех рангов. К работам были подключены ведущие предприятия страны, имеющие отношение к моторостроению. Серийное производство ежегодно выделяло конструкторскому бюро по пятьдесят двигателей для проведения опытных работ. Круглосуточно работали стенды и лабораторные установки. Непрерывно поступали дефектные двигатели из эксплуатации. Усиливался авторский надзор завода и КБ в эксплуатации. Началась интенсивная подготовка офицеров в училищах. В конструкцию двигателя были внесены сотни изменений. Титаническая работа по улучшению конструкции двигателя 5ТДФ дала свои результаты: надежность двигателя повышалась, но на это ушли годы. А события по танку Т-72 развивались форсированными темпами.
Танк Т-72 разрабатывался по классическим законам: разработчик, изготовитель и потребитель работали в одной упряжке. Пока все внимание было сосредоточено на танке Т-64, на УВЗ спокойно занимались доводкой танка Т-72, проходили все этапы испытаний, занимались подготовкой производства, строительством цехов. 7 августа 1973 г. вышло Постановление Совета Министров СССР «О принятии на вооружение нового среднего танка». Это был танк Т-72. Выпуск его разворачивался стремительными темпами. Сравнительные испытания танков Т-64 и Т-72 не выявили определяющих тактико-технических преимуществ того или другого. Это были танки-аналоги, созданные на базе единых комплектующих: пушек, оптики, электроники, снарядов, пулеметов и т.д., которые изготавливались для всех танков, выпускаемых в СССР.
Историческая предпосылка появления танка Т-72 освещена подробно. Но остается без ответа вопрос: как допустили ЦК КПСС и ВПК появление танка-аналога? Надо полагать, что в этих органах не было единства мнений о развитии танкостроения. Я не располагаю данными на этот счет, но не представляю себе, чтобы Секретарь ЦК КПСС Д.Ф. Устинов завизировал такое постановление. В книге «Танки» (автор Ю.П. Костенко - бывший заместитель заведующего отделом ВПК) на стр. 90 утверждает, что первое постановление о постановке на серийное производство танка Т-72 было оформлено в августе 1969 г., когда основные действующие лица - Д.Ф. Устинов, И.Ф.Дмитриев, С.А. Зверев, O.K. Кузьмин - находились в отпуске. От такого признания я содрогаюсь. Выходит, что любой чиновник мог обвести вокруг пальца секретаря ЦК КПСС и Министра? А как же тогда оформлялись последующие постановления Правительства? Думаю, дело здесь в том, что Министр обороны Маршал А.А. Гречко, являясь членом Политбюро ЦК КПСС, по партийной линии был выше Секретаря ЦК КПСС Д.Ф. Устинова и, выражая интересы Г'БТУ, мог решать вопросы вопреки мнению Д.Ф. Устинова. На танке Т-72 использовался двигатель В-45 мощностью 780 л.с. Разработчиком двигателя являлось конструкторское бюро Челябинского тракторного завода. Главным конструктором был Трашутин Иван Яковлевич, а его заместителями - В.И. Бутов, В.Я.Ласюченко, В.И. Олейник (кстати, все - выпускники Харьковского политехнического института). В послевоенные годы
конструкторы ЧТЗ постоянно занимались повышением мощности двигателя. Если на танке Т-34 она составляла 500 л.с, то на танке Т-54 увеличилась до 580 л.с, а на Т-62 - до 620 л.с. Конечно, форсирование двигателя до 780 л.с. потребовало существенного изменения конструкции двигателя, но выполнялись эти работы на базе двигателя, находящегося в серийном производстве, что, естественно, позволяло резко сократить время на доводку. Создавалось мнение, что челябинцы начали работу позже нас и успели нас обогнать. К сожалению, это было так: в Челябинске был «живой» прототип и, самое главное, был коллектив специалистов, а в Харькове он только создавался. Учитывая, что мощность двигателя В-45 составляла 780 л.с, а двигателя 5ТДФ - 700 л.с, было принято решение форсировать двигатель 5ТДФ до 750 л.с. В сегодняшнем понятии увеличение мощности в одном цилиндре на 10 л.с. - это элементарная задача. Так казалось многим и в 1970 г. Шли годы, а двигатель мощностью 750 л.с. на официальные испытания не предъявлялся: задирали и разрушались поршни, были замечания по работоспособности компрессора наддува, его привода, топливной аппаратуре, вкладышам. Мы понимали, что эти дефекты не являются результатом форсирования, а являются следствием недоведенности основного двигателя. Однако результаты испытаний были не в нашу пользу. Стремясь сбить накал страстей о высоком уровне форсирования двигателя 5ТДФ, было принято решение обеспечить получение мощности 700 л.с. в 6 цилиндрах, т.е. снизить литровую мощность на 20%. Вследствие неправильного выбора порядка работы цилиндров, даже при меньшей форсировке происходило разрушение четвертой коренной опоры в блоке. За двигателями типа 5ТДФ закрепилась репутация ненадежных машин, не подлежащих дальнейшему форсированию. Это был благоприятный фон для сторонников силовых установок с газотурбинным двигателем. Тем более, что ни мы, ни челябинцы не могли предложить двигатель мощностью 1000 л.с.

Gur Khan: все верно! Точно, четко и откровенно. А теперь укажем на одну маленькую ошибочку и разберем «вынесенное за скобки». Николай Карпович что-то вероятно перепутал или оговорился - двигатель В-45 вообще-то имел максимальную мощность не 780л.с. (780л.с. стало на следующем образце – В-46) а всего лишь 710л.с. Так что решение о форсировке 5ТДФ до 750л.с. задавалось не с целью  «хоть как-то приблизиться», а «перегнать» конкурента, решив окончательно вопрос в пользу Т-64. Но, как говориться «ну не шмогла я, не шмогла…» Довести мощность дизеля 5ТДФ до 750л.с. (и даже более - до 1050л.с.) стало возможным только спустя 50 лет – уже в наше время, используя весь накопленный опыт, знания, технологии, материалы. И то, ХКБД очень рекомендует использовать этот двигатель не с эжекционной, а с нижнетагильской вентиляторной системой охлаждения – об этом уже были неоднократные публикации. В предыдущей части, была приведена живописная цитата о роли Д.Ф.Устинова в лоббировании Т-80. И вот Николай Карпович вспоминает Дмитрия Федоровича вновь, но уже в контексте создания Т-64. Т-64 как то «вдруг» стал «нелюбимым дитятей» Устинова? С чего бы это??? Не с того ли, что в свое время Устиновым была оказана поддержка проекту Т-64, а его главному конструктору – А.А.Морозову, был выдан полный «карт-бланш», но Морозов не оправдал возложенного доверия и провалил задание. Попросту не справился! Н.К.Рязанцев совершенно правильно пишет о том, что создание Т-72 изначально строилось в полном согласии, учете взаимных требований и интересов заказчика, разработчика и производства. Но разве не было такого «тройственного союза» при создании Т-64? Был! МО СССР четко сформулировало требования к будущему танку и долго, на наш взгляд даже чрезвычайно долго, ждало результата. А результата не было… А разве серийный завод, в частности его директор О.В.Соич не создавал все условия дизельному и танковому КБ для успешной и плодотворной работы? Создавал! И это мы видим из первой части опубликованных воспоминанийН.К.Рязанцева. Более того, прикрывая А.А.Морозова директор завода им.Малышева О.В.Соич был вынужден идти на должностные преступления, прикрывая попавшихся на мошенничестве морозовских хлопцев. Так чего же не хватало этому союзу, кто был в нем самым слабым звеном? Как ни странно, это был разработчик. А.А.Морозов изобретая «танк-революцию» не желал считаться с требованиями и технологическими возможностями серийного производства. Более того, он не желал считаться и с требованиями заказчика! Например, на неоднократные требования заказчика усилить ходовую часть, А.А.Морозов весьма нагло отвечал содержательными фразами типа "Я не умею делать тяжелые танки!" (начальнику танковых войск Полубоярову, это из мемуаров Костенко), или "Если вы такие умные, то делайте танки сами!" (его заместителю генералу Рябову). Так то был виноват в том, что «тройственный союз» в конце концов распался?
 Далее… Рязанцев прямо указывает на конструктивные ошибки и просчеты при создании двигателя 5ТДФ и длительность его доводки. Мотивирует он это слабостью конструкторского коллектива и отсутствием необходимой технологической базы. Якобы все лучшие кадры моторного КБ остались в Челябинске. Но в этом случае возникает ряд очень интересных вопросов.
1.      Зачем вообще было поручать разработку принципиально нового двигателя и танка «слабым», «не имеющим» опыта и возможности коллективам? Неужели в МОПе, СМ, ЦК КПСС не знали ситуации на месте? Знали! Более того, разработки танка и двигателя в Харькове финансировались в приоритетном порядке. Выделялись все необходимые фонды и ресурсы. Это не мои «пустые» заявления – почитайте дневник самого А.А.Морозова, почитайте книгу Л.Васильевой и И.Желтова «Николай Кучеренко. Пятьдесят лет в битве за танки СССР» - там приведены цифры, из которых видно как росли ХКБМ и ХКБД. Более того, как раз все самые опытные кадры военной поры в результате интриг Морозова оказались именно в Харькове, а не в Челябинске и Нижнем Тагиле. Таким образом, завод им.Малышева обладал и необходимой материальной базой, и опытными кадрами и всеми потребными ресурсами. Проблема была в неумелой организации рабочих процессов и неграмотном руководстве, помноженном на непомерные личные амбиции. Одним словом, Морозову верили, а он загубил все дело.
2.      Н.К.Рязанцев приводит фамилии руководителей конкурирующего двигательного КБ в Челябинске. Помимо «мэтра» И.Я.Трашутина он упоминает его трех заместителей: В.И. Бутова, В.Я.Ласюченко и В.И. Олейникова. Тут же он упоминает, что все они были выпускниками харьковского политеха. А вот какого года выпуска? Если посмотреть биографические справочники, то оказывается, что все они выпустились из ХПИ в одном году – 1957! А как пишет сам же Н.К.Рязанцев, работы по теме 5ТД начались еще в 1954 году, т.е. за три года до выпуска этих молодых специалистов. Ну и каковы «матерые челябинские волки» ? Или давайте сравним, кто был опытней: А.Д.Чаромский (Харьков) или И.Я.Трашутин (Челябинск). Кто-то решиться провести такое сравнение?
Вывод: Н.К.Рязанцев  здорово лукавит, умаляя опыт и заделы харьковского коллектива.
В следующем моменте, Н.К.Рязанцев прямо противоречит своим же словам: «Мы понимали, что эти дефекты не являются результатом форсирования, а являются следствием недоведенности основного двигателя.», но ранее он писал: «В предельно сжатые сроки были разработаны рабочие чертежи, изготовлен и в январе 1957 года поставлен на испытания двигатель 5ТД. Государственные испытания его были успешно завершены в 1958 году. В связи с завершением работ по созданию двигателя 5ТД…» и «С форсированием двигателя проявились десятки дефектов… Главный конструктор настойчиво отстаивал идеологию двигателя, своим оптимизмом вселял веру в правильность нашего направления работ». Вот как прикажите понимать после этого причины проблем с 5ТДФ?
Н.К.Рязанцев с гордостью называет В.И. Бутова, В.Я.Ласюченко и В.И. Олейникова выпускниками харьковского политеха. Однако известный фальсификатор истории советского танкостроения и лжеэксперт А.Тарасенко, в своих говноопусах, «накатывает» на бесталантных «конструкторов-вредителей» из Челябинска, благодаря которым современная Россия не имеет, по его измышлениям, перспективного двигателя, а имеющийся 2В-12 ни на что не годен. Так вот, если мы поверим этому деятелю, то можно смело делать вывод, что сложившаяся ситуация есть итог подрывной работы украинской «пятой колонны», окопавшейся в руководстве челябинского КБ по двигателям. Ибо Бутов был главным идеологом и создателем двигателя 2В, а Ласюченко и Олейников самым активным образом участвовали в работах по 2В. Или можно сделать иной вывод – уровень образования в харьковском политехе был никуда не годным и зря Рязанцев гордится этим образовательным учреждением. Вам какой вариант нравится?
Ну и раз уж вспомнили тут Тарасенко, то как не припомнить еще одну его фальшивку – «Интрига Костенко по расколу отечественного танкостроения», которую он заканчивает цитатой из Рязанцева: «В своей книге «Моторы и судьбы» создатель двигателя 6ТД Н.К. Рязанцев пишет по поводу интриг Костенко: От такого признания я содрогаюсь. Выходит, что любой чиновник мог обвести вокруг пальца секретаря ЦК КПСС и министра?». Теперь, после публикации более развернутого фрагмента авторского текста Николая Карповича, мы еще раз убеждаемся, что его слова были жестоко вырваны из контекста, ибо как пишет Николай Карпович ниже: «А как же тогда оформлялись последующие постановления Правительства?» Н.К.Рязанцев не верит в мнимый подлог и называет главного инициатора принятия танка Т-72 на вооружения – Министра обороны СССР Маршала А.А.Гречко – непосредственного заказчика и потребителя. А кому как не заказчику лучше знать какой танк нужен для него, для того что бы он мог эффективно защищать Страну. Эпизод прекрасно иллюстрирует грязные, провокационные методы тарасенковской пропаганды, суть и стиль которой выражается коротко – ни слова правды! Н.К.Рязанцев прямо и недвусмысленно заявляет, что с танком Т-64 наши советские военные не могли гарантировать обороноспособность Родины. Нужны кому-то еще какие либо доказательства вредительской деятельности А.А.Морозова и его прославленного КБ по подрыву обороноспособности СССР???

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.