пятница, 5 октября 2012 г.

На просторах Евразии властвует Т-90

Двадцать лет назад на вооружение был принят первый российский танк

2012-10-05 / Сергей Викторович Устьянцев - кандидат исторических наук, научный редактор отдела по связям с общественностью ОАО "Научно-производственная корпорация "Уральский вагоностроительный завод имени Ф.Э.Дзержинского". Дмитрий Геннадьевич Колмаков - ведущий конструктор ОАО "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения".

вооружение, танки, опк / Танк Т-90МС. Фото предоставлены корпорацией «Уралвагонзавод»
Танк Т-90МС.
Фото предоставлены корпорацией «Уралвагонзавод»
В последние годы отечественной бронетехнике как-то не везет с рекламой. Еще бы, с публичной критикой основного боевого танка (ОБТ) Т-90А не раз выступали высшие руководители военного ведомства. Его называли то «хорошей, глубокой модернизацией танка Т-34», то «17-й модификацией советского Т-72».
Первый случай в опровержении не нуждается: «тридцатьчетверку» и Т-90А разделяют не только более половины столетия, но и принципиально разные концепции. Что касается узлов и агрегатов, то на преемственность может претендовать лишь дизельный двигатель. Но и он за это время в два с лишним раза увеличил мощность. На тему же Т-72 мы поговорим позже.

РОЖДЕНИЕ Т-90

Тем не менее кое-что общее между лучшим танком Второй мировой войны Т-34-85 и современным Т-90 действительно есть. Они не просто появились в одном и том же Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения (УКБТМ) и выпускались на Уралвагонзаводе. Обе машины изначально «заточены» не на демонстрацию мощи, но для высокоманевренного боя с равным или даже более сильным врагом на обширных театрах военных действий.
Вся линейка появившихся в Нижнем Тагиле танков – от Т-34-85 до Т-90 – не блистала паспортными данными, особенно на фоне «наворотов» заокеанских либо германских изделий. Новации на тагильской технике внедрялись осторожно и лишь по мере достижения почти абсолютного уровня надежности. И наоборот: количество старомодных, хотя и безотказных узлов часто вызывало недовольство «продвинутых» пользователей.
Так что в талантах действовать на обширных территориях со слабой инфраструктурой либо при полном ее отсутствии танк Т-90 действительно является прямым потомком Т-34-85. Эту генеральную линию УКБТМ выдерживает вне зависимости от персоналий. Напомним, что разработка «девяностого» началась при главном конструкторе Валерии Венедиктове. Принятие машины на вооружение, начало серийного производства, выход на мировой рынок вооружений – заслуга возглавившего КБ в 1987 году Владимира Поткина. Завоевание рыночных позиций и новое развертывание поставок российской армии состоялись в 1999–2011 годах при главном конструкторе Владимире Домнине. Представление стране и миру последней модификации «девяностого» – танка Т-90МС – совершил назначенный главным конструктором в 2011 году Андрей Терликов. Особо отметим, что вплоть до недавнего времени непосредственным руководителем проекта Т-90 являлся заместитель главного конструктора Николай Молодняков.
Официально к созданию танка «объект 188» специалисты УКБТМ приступили согласно постановлению ЦК КПСС и Совета министров СССР №741-208 от 19 июня 1986 года. Фактически же все начиналось еще в первой половине 1980-х, причем не только на бумаге. Дело в том, что танкостроители Нижнего Тагила не пользовались особой поддержкой Министерства оборонной промышленности СССР и особенно его главного куратора Дмитрия Устинова. Последний всю свою любовь отдавал сначала харьковскому Т-64, а затем созданному в Ленинграде газотурбинному Т-80. И тагильчанам, представляя на вооружение Т-72, а затем Т-72А и Т-72Б, приходилось каждый раз доказывать возможность дальнейшей их модернизации.
Первые корпуса новой машины были заложены уже в апреле 1988 года. Конструкторы, по словам Владимира Поткина, вложили в нее весь опыт испытаний и войсковой эксплуатации «семьдесятдвоек». А также лучшее из того, что предлагали оборонные институты страны: усиленную комбинированную броню в сочетании со встроенной динамической защитой, комплекс управления огнем 1А45Т «Иртыш», прицельно-наблюдательный комплекс командира ПНК-4С и даже как вариант отечественный тепловизионный прицел. Комплекс управляемого вооружения 9К119 «Рефлекс» позволил увеличить дальность огня до 5000 м по целям, движущимся со скоростью до 70 км/час. В отличие от Т-72Б «объект 188» мог стрелять ракетой на ходу со скоростью до 30 км/час. Впервые в мире на машине был установлен комплекс оптико-электронного подавления ТШУ-1. Разработчики защиты пришли к выводу, что самый лучший способ отражения «умных» боеприпасов – вообще не допускать их попадания.
В январе 1989 года четыре танка вышли на государственные полигонные испытания. В течение полутора лет они обкатывались в Московской, Кемеровской и Джамбульской областях СССР, а также на полигоне Уралвагонзавода. В 1999 году участники эпопеи, офицеры-танкисты Дмитрий Михайлов и Анатолий Бахметов опубликовали в № 4 журнала «Танкомастер» интереснейшие воспоминания об этих событиях. Мы же отметим лишь один существенный факт: в «паспортах» записывались те показатели, которые танки выдавали не в усредненных, но в самых скверных условиях. В обычной же ситуации из них выжимали гораздо больше. К примеру, запас хода по шоссе на одной заправке достиг 728 км вместо 600 по документам.
27 марта 1991 года совместным решением министерств обороны и оборонной промышленности СССР «объект 188» был рекомендован для принятия на вооружение. Однако политическая неразбериха отложила окончательное решение. С мертвой точки дело сдвинулось после приезда на Уралвагонзавод в июле 1992 года первого президента РФ Бориса Ельцина. Он осмотрел танк, а уже 5 октября вышло постановление правительства РФ №759-58 о принятии его на вооружение под названием «Т-90» и о разрешении продажи за рубеж экспортного варианта Т-90С.
Вообще-то, танк должен был стать «Т-72БМ», то есть «Т-72Б модернизированным». Чаще всего появление Т-90 приписывается желанию Ельцина иметь «первый российский танк», против чего не возражали ни руководство УКБТМ, ни председатель государственной комиссии Николай Шабалин. В конце концов, новая машина – это более престижно, чем очередная модернизация.
Однако тем самым была порождена ведущаяся до сих пор дискуссия – является ли Т-90 модернизацией Т-72, либо это действительно новый танк. Генетическое их родство очевидно. А с другой стороны, накопленные количественные изменения привели к созданию нового качества. Напомним, что американские ОБТ М60А1 и М1 разделяют 18 лет – первый появился на свет в 1962 году, а второй – в 1980 году. По военно-техническому уровню (ВТУ) «Абрамс» в 2,65 раза превосходил предшественника и справедливо рассматривается как представитель нового поколения боевых машин. Т-90 принят на вооружение через 19 лет после Т-72 и его коэффициент ВТУ выше в 2,3 раза. Многовато для обычной модернизации, не правда ли?
До конца 1992 года Уралвагонзавод выпустил 13 танков установочной серии, основное же производство началось в 1993-м. Тагильчане внимательно следили за службой своих «питомцев»; известия только радовали. Российские танкисты, которым посчастливилось иметь дело с танками Т-90, давали самые высокие отзывы. Старший прапорщик С.Шклярук, ранее имевший дело со многими советскими и российскими танками: «Это самая надежная из всех известных мне машин. Сколько проблем испытывали мои коллеги с газотурбинным двигателем! Особенно на песчаной местности. А этой машине хоть бы что! Ни холод, ни жара не страшны. Ее вовремя грамотно обслужи, отрегулируй – годами горя не будешь знать. Вот с этой машиной мы уже пятый год вместе. Около 5000 км прошли. Единственное, что пришлось поменять – форсунки». Младший сержант Д.Домброван: «Она настолько умная, что даже исправляет ошибки неопытного механика-водителя. Передачу в непоследовательности переключить не позволит, забыл, что у тебя подогреватель работает – отключит, недостаточный уровень смазки – зуммером в шлемофоне напомнит».
В 1995 году несколько танков Т-90 участвовало в боевых действиях в Чечне и оказались практически неуязвимыми для противотанковых средств сепаратистов. Вспоминает наводчик Сергей Горбунов: «Снаряды застревали во встроенной защите, а в броню не входили. Система активной защиты молниеносно реагирует: Т-90 поворачивает пушку в сторону опасности и дымоаэрозольным облаком закрывает себя».
Всего вплоть до 1995 года было построено, по данным открытой печати, около 250 машин, включая несколько принятых на вооружение через два года после основного варианта командирских. На этом деньги и желание покупать новое оружие у российского государства иссякли, несмотря на войну в Чечне.

Руководитель работ по созданию Т-90 Николай Молодняков.
 
Генеральный директор – главный конструктор Владимир Домнин.
 
Начальник – главный конструктор УКБТМ Владимир Поткин.
 
Генеральный директор – главный конструктор УКБТМ Андрей Терликов.

ИНДИЙСКИЙ ВАРИАНТ

Единственным способом сохранить потенциал танкостроения в Нижнем Тагиле оставался экспорт. К сожалению, основная заслуга в его организации принадлежит не специализированным учреждениям, а производителям – Уралвагонзаводу и УКБТМ. Более того, московские чиновники активно препятствовали выходу Т-90С на международные выставки вооружений. Тагильчане были готовы показать его уже в 1993 году в ОАЭ, однако Департамент оборонной промышленности разрешил вывезти только Т-72С. И так продолжалось в течение пяти лет. А когда в 1997 году все же было получено «добро» на демонстрацию Т-90С в Абу-Даби, то кто-то «забыл» предоставить информацию организаторам мероприятия. В результате танк, реально участвовавший в показах на выставке IDEX'97, так и не был включен в ее официальную программу.
Но именно здесь с Т-90С впервые познакомилась военная делегация Индии. Машина в целом понравилась, хотя было понятно, что вновь изготовляемая техника должна отвечать не только текущим представлениям, но и оставаться конкурентоспособной в течение всего жизненного цикла. Индийские военные потребовали дополнительной доводки танка и после нее – самых тщательных испытаний в Индии с местными экипажами.
К счастью, в УКБТМ уже имелись отработанные узлы и идеи. Собрав скудные денежные ресурсы, УКБТМ, Уралвагонзавод и ЧТЗ спешно изготовили в 1998 – начале 1999 годов три опытных машины. На них были установлены новые дизели В-92С2 мощностью 1000 л.с., усовершенствованная ходовая часть, система управления огнем с различными вариантами тепловизионных прицелов. Одну из машин оснастили сварной башней. Она при большем внутреннем объеме имела по сравнению с литой лучшую защиту и меньшую на 35 мм высоту.
Весной 1999 года машины обкатывались и проверялись на тагильских полигонах. Главный конструктор Владимир Поткин чувствовал себя плохо, но крепился и отмахивался: «Отправим изделия – пойду к врачу». 11 мая 1999 года заводские проверки были завершены, а 13 мая Владимир Иванович умер. 17 мая три танка Т-90С выехали на трейлерах в аэропорт «Кольцово».
Испытания в Индии проходили в пустыне Тар. Температура окружающего воздуха доходила до 55 градусов Цельсия, танки были едва видны в клубах пыли. Но заявленные параметры удалось выдержать и даже превзойти. Максимальная скорость оказалась 65 км/час вместо 60 км/час по документам. А мощность двигателя индусы, заменив российское масло британским, оценили в 1100 л.с. Под впечатлением испытаний военный атташе при посольстве Индии в Москве бригадный генерал Д.Сингх заявил: «По эффективности Т-90С можно назвать вторым после ядерного оружия фактором сдерживания».
Во второй половине 1990-х годов новые Т-90С прошли еще более суровую проверку – войной в российском Дагестане. В начале второй чеченской войны наша армия столкнулась с острой нехваткой исправной бронетехники. Поэтому около десятка машин из партии, подготовленной для Индии, было переправлено в Дагестан. Позднее о результатах сообщил журнал «Экспорт вооружений» (№ 3, 2002): «Во время боев в Кадарской зоне один Т-90 в ходе боя получил семь попаданий гранат РПГ, но остался в строю. Это показывает, что, будучи укомплектован по штатной схеме, Т-90С является наиболее защищенным из всех российских танков».
15 февраля 2001 года был подписан контракт о поставке в Индию 310 танков Т-90С. По признанию участника событий Николая Молоднякова, он «вывел танковую промышленность России из тупика, позволил вдохнуть новую жизнь в предприятия отрасли». 124 танка собирались в Нижнем Тагиле, а остальные – шли в Индию в виде машинокомплектов. По сообщениям СМИ, первый Т-90С сошел с конвейера завода в г. Авади в начале 2004 года.
Опыт эксплуатации и, по некоторым данным, боевого применения российской техники оправдали все возлагавшиеся на нее ожидания. Руководство Индии приняло решение о перевооружении «девяностыми» 21 танкового полка. Поэтому в конце 2007 года был подписан второй контракт – на 347 машин (124 тагильской сборки и 223 машинокомплекта). В мае 2009 года он был дополнен соглашением о поставке еще 50 машинокомплектов. А еще раньше, в 2006 году, появилось межправительственное соглашение о лицензионном производстве в Индии до 2019 года 1000 танков Т-90С. К концу 2008 года российская сторона завершила передачу технологий, а в августе 2009 года в войска поступили первые 10 машин, полностью построенных на территории Индии.
Вслед за Индией танки Т-90С приобрели и другие страны – Алжир, Туркмения, Азербайджан, Уганда. В итоге тагильское изделие оказалось самым продаваемым вновь изготовленным ОБТ мира 2001–2010 годов. За рубеж отправились более тысячи машин! Рыночная ниша Т-90С уникальна. Он несравнимо лучше представленных к продаже недорогих танков устаревших типов, но в разы дешевле новейших ОБТ американского, германского, французского либо британского производства – при сопоставимом с ними ВТУ. Цифры продаж являются лучшим опровержением то и дело мелькающих в отечественных СМИ рассуждений о завышенной цене тагильской продукции.
Т-90С образца 1999 года породил прецедент, ранее в отечественном танкостроении немыслимый: экспортная машина стала основой ОБТ для российской армии. В 2004 году УКБТМ и Уралвагонзавод вновь получили государственный оборонный заказ. 15 апреля 2005 года указом Президента РФ был принят на вооружение и в серийное производство танк Т-90А – со сварной башней, 1000-сильным двигателем, а начиная с 2006 года – и с тепловизионным прицелом. Всего до 2010 года, по данным открытой печати, вооруженные силы получили около 290 машин. Не много, но необходимо учитывать, что в эти же годы гораздо большее количество старых танков Т-72Б вернулось на Уралвагонзавод и было модернизировано до уровня Т-72БА. В этой унифицированной с Т-90А и приближающейся к нему по ВТУ машине также просматривается влияние «индийского» Т-90С.
О другом важном последствии массовых продаж Т-90С за рубеж широкая публика узнала в 2011 году. Полученные доходы позволили теперь уже объединенным в научно-производственную корпорацию УКБТМ, Уралвагонзаводу, ЧТЗ и артиллерийскому заводу № 9 в кооперации с другими предприятиями и учреждениями России и Беларуси создать новую модификацию «девяностого»: танк Т-90МС. Подробные его характеристики представлены в журнале «Арсенал» (№ 5, 2011). Мы не будем их повторять и ограничимся параметрами, выгодно отличающими модернизированное изделие.
Усовершенствованный пакет лобовой многослойной брони вкупе со съемным модулем динамической защиты «Реликт» гарантирует от поражения самыми мощными современными противотанковыми средствами.
Штатная защита бортов и кормы не пробивается ручными противотанковыми гранатами. Западные танки достигают подобного уровня лишь на специальных «городских» модификациях, не способных из-за избыточного веса действовать на пересеченной местности.
Уникальная система электромагнитной защиты предохраняет танк от мин с магнитными взрывателями.
Конструкция башни и объем боевого отделения делают возможной установку и серийного 125-мм орудия повышенной точности 2А46М-5, и вновь разработанной заводом № 9 пушки того же калибра, по дульной энергии превосходящей все современные танковые системы.
Впервые в истории отечественного танкостроения Т-90МС по меньшей мере не хуже самых продвинутых танков мира в средствах поиска и скорости наведения на цель, в возможностях поражения ее первым выстрелом и даже в командной управляемости. Вот некоторые системы, обеспечивающие это:
– высокоавтоматизированная всепогодная СУО в составе многоспектральных прицела наводчика, панорамного прицела командира с цифровым баллистическим вычислителем и комплектом датчиков условий стрельбы, причем в СУО интегрирована боевая информационно-управляющая система тактического звена;
– автомат сопровождения цели;
– средства навигации с приемоиндикаторной аппаратурой ГЛОНАСС/GPS;
– современные средства связи с аппаратурой шифрования и т.д.
Но самое важное заключается в том, что оснащенное этой сверхсовременной электроникой и усовершенствованным автоматом заряжания боевое отделение вместе с новой башней и модернизированной пушкой образуют модуль, который может быть установлен на любой тагильский ОБТ. Иначе говоря, при возникновении угрозы территориальной целостности России с помощью этого модуля будет резко увеличен ВТУ всего наличного парка – от первых «семьдесятдвоек» и до Т-90А, причем за относительно короткое время и при умеренных затратах. Об этом сегодня должны помнить любые потенциальные противники нашей страны.
Рыночные перспективы танка Т-90МС, как показали выставки вооружений 2012 года DefExpo в Дели и Eurosatory в Париже, не вызывают ни малейших сомнений. С вариантом для российской армии полной ясности нет. «Башня» (то есть боевой модуль), по мнению начальника генерального штаба ВС РФ генерала армии Николая Макарова, военных полностью устраивает. Но все, что ниже – двигатель, трансмиссия, подвеска – новейшим требованиям не соответствует.
Действительно, дизель В-92С2Ф мощностью 1130 л.с. и механическая планетарная трансмиссия танка Т-90МС, даже облагороженные автоматом переключения передач и информационно-управляющей системой шасси, смотрятся несколько старомодно на фоне газотурбинного двигателя в 1500 л.с. и гидромеханической трансмиссии американского «Абрамса». Есть и более продвинутые системы. Например, на французском «Леклерке» используется малогабаритный дизель с системой наддува «Гипербар» мощностью в те же 1500 л.с., трансмиссия с гидрообъемной передачей и гидропневматическая подвеска.

ПРОВЕРКА НА ДОРОГАХ

Вся эта сложнейшая машинерия введена для увеличения подвижности танков. Последняя складывается из множества показателей, но гениальный советский конструктор Александр Морозов сумел свести их к одной короткой фразе: «Способность быть в нужное время в нужном месте».
И вот здесь выясняется, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках. На выставках вооружений и маневрах в благостном европейском климате западные ОБТ действительно смотрятся великолепно. Но при современном уровне технологий гидромеханическая трансмиссия по своим массогабаритным характеристикам все равно больше механической. А значит, увеличится масса танка. Следовательно, двигатели в 1500 л.с. становятся не преимуществом, но насущной необходимостью. А их установка вместе с обслуживающими системами также дает дополнительный вес. В итоге боевая масса танков НАТО далеко перевалила за 60 т. Лишь «Леклерки» удержались в категории 50-тонных.
Расплачиваться за приверженность современным технологиям пришлось британским и американским танкистам. После первой (1991) и второй (2003) войн США и союзников против Ирака западные СМИ вещали по поводу «Абрамсов» и «Челленджеров» лишь в степенях превосходных. Однако недавно вышли в свет воспоминания участников событий и обнаружилось, что труд их был тяжким, а результаты – не столь однозначными. Западные исследователи Крис Макнаб и Кевин Хантер собрали и обобщили эти сведения.
Для начала выяснилось, что западные танки неспособны передвигаться по местности, для «семьдесятдвоек» трудностей не представляющей. Макнаб и Хантер сообщают: «Водитель 68-тонного танка «Абрамс»… будет старательно избегать мягких и болотистых грунтов, очень глубокого снега или крутых наслоений подвижной почвы».
Для транспортировки по железной дороге в Латвии одного (еще раз подчеркнем – одного!) танка «Абрамс» пришлось проводить целую инженерную операцию по загрузке и выгрузке на платформу и созданию сложной системы креплений.
В ходе двух военных кампаний в Ираке на маршах в условиях пустыни колонны американской и британской бронетехники приходилось останавливать каждые два часа – промывать воздухоочистители. В Европе те же танки обходились одной операцией в сутки или даже двое. И все равно техническая надежность двигателей и трансмиссий в Ираке оказались не на высоте. Серьезные неисправности появлялись в среднем после каждых 250–300 км пути. В боевых условиях от механических поломок из строя за день–два выходили до половины танков! Но больше всего подвижность американских танковых частей ограничивала прожорливость двигателей. Вновь цитируем Макнаба и Хантера: «Почти 2000 «Абрамсов», задействованных сухопутными войсками, заливали 500-галлонные топливные баки чуть ли не ежедневно. Не считая всего прочего, одно данное обстоятельство значительно затрудняло задачу завершения войны полной победой войск коалиции, что выражалось бы в блокировании дивизиям Республиканской гвардии отступления из Кувейта. Короче говоря, армия США не смогла осуществить запланированное командованием окружение Республиканской гвардии потому, что американские части (совершенно буквально) остались без горючего. Причем это случилось, несмотря на гигантские усилия снабженцев наладить адекватные поставки топлива сухопутным войскам коалиции».
Получается, что американцы не смогли из-за нехватки топлива догнать вооруженные танками Т-72 части иракской республиканской гвардии! А ведь система материально-технического снабжения армии США считается лучшей в мире, и действовала она в почти стерильных условиях – ни партизан, ни обстрелов дальнобойной артиллерии, ни бомбежек. Иракцы же снабжения вообще не имели.
Последствия недостаточной подвижности бронетанковых войск США оказались печальными. Как позднее признавался президент Дж.Буш-старший, при подготовке операции «Буря в пустыне» союзники исходили из того, что Саддам Хусейн, лишенный опоры в виде республиканской гвардии, будет свергнут самими иракцами. Восстания действительно состоялись, но были подавлены вырвавшимися из Кувейта войсками. Чтобы завершить дело, американцам потребовались более десяти лет блокады Ирака и еще одна крупномасштабная военная кампания.
А теперь откройте карту бывшего СССР, а еще лучше – схему транспортных коммуникаций и попытайтесь самостоятельно ответить на вопрос: какие танки будут господствовать на просторах Евразии в случае гипотетического военного конфликта? Западные тяжеловесы либо вездеходные, надежные и неприхотливые Т-90 вместе с модернизированными по их образцу Т-72?
* **
Авторы выражают благодарность Николаю Александровичу Молоднякову и Николаю Алексеевичу Шабалину за предоставленные материалы, без которых настоящая статья не могла бы состояться.
Подробнее: http://nvo.ng.ru/armament/2012-10-05/8_t90.html

Gur Khan: ....хммм! Ну, положим некоторые "пассажи" на совесть авторов...

Комментариев нет:

Отправить комментарий