вторник, 18 сентября 2012 г.

Об «Армате» вопреки секретности

Каким будет будущий российский танк

// Александр Башаров


8 августа РИА Новости сообщило: «Первый заместитель министра обороны Александр Сухоруков заявил, что первые образцы боевой техники на базе тяжелой гусеничной платформы «Армата» могут выйти на испытания почти на год раньше объявленного срока».
Напомню, согласно планам российского военного ведомства эти апробации должны были начаться в 2014 году. В свою очередь руководство Уралвагонзавода, где ведется разработка «Арматы», утверждает, что серийное производство новых российских танков, созданных на ее базе, развернется в 2015-м и до 2020 года Вооруженные Силы РФ получат 2,3 тысячи таких машин. О том, что они собой будут представлять, экспертное сообщество пока только строит догадки. Технические задания на новый танк и семейство машин «Армата» засекречены.

Основания для прогноза

Однако анализ существующих разработок и отрывочные сведения из открытых источников позволяют воссоздать облик вариантов будущего танка.
Он должен отвечать следующим требованиям: максимальная защита экипажа и его выживание при повреждении машины, интеграция танка в единое информационное пространство на поле боя и обмен информацией в реальном масштабе времени (РМВ), защита от основных средств поражения с лобовых углов атаки ±30 градусов, круговая защита от ручных противотанковых средств (ПТС), защита верхней проекции от боеприпасов, поражающих крышу башни, максимальная масса – не более 50 тонн, максимальная скорость хода – не менее 60 километров в час, защита от оружия массового поражения (ОМП), минимизация времени на обслуживание и восстановительный ремонт.
Исходя из сообщений об отказе от доведения до серии танка Т-95 со 152-мм пушкой можно утверждать, что новую машину намечено оснастить штатным основным 125-мм орудием Т-90. А вот о концепции ее применения пока не сказано ни единого слова.
Танки, созданные в 60-х годах прошлого века и ведущие свою родословную от Т-64, исчерпали запас на модернизацию. Следовательно, компоновка перспективной машины должна существенно отличаться. Логичным является размещение экипажа в бронекапсуле, находящейся в корпусе танка, для минимизации затрат на защиту от осколков и ОМП. Создание дистанционно управляемой башни и прицельных комплексов по телевизионному и тепловизионному каналам в настоящее время не представляет сложности, хотя буквально десять лет назад это было дорогое удовольствие.
К сожалению, среди многих специалистов – как ОПК, так и военных – бытует мнение, что наводчик и командир должны вести поиск только через оптический канал наблюдения, а в случае отказа техники вести стрельбу в ручном режиме.
«Дело в том, что с принятием нового танка, который резко отличался от всех предыдущих, а не был их улучшенной модификацией, на вооружение этим военным необходимо было провести коренные изменения в организационно-штатной структуре танковых частей и соединений, провести значительные изменения уровня подготовки как постоянного, так и переменного состава танкистов. Необходимо было также решить множество других вопросов как технического, так и военного характера. Военным тяжело было расставаться со стереотипами мышления и хорошо отлаженной системой боевой подготовки, снабжения и комплектования частей как личным составом, так и материальной частью», – это строки из воспоминаний А. Г. Славиковского, заместителя главного конструктора А. А. Морозова, написанные им про 60-е годы XX века и принятие на вооружение совершенно нового танка Т-64, оснащенного автоматом заряжания. Нет оснований, что в случае «Арматы» дела обстоят иначе.
Качественный рывок по оснащению танками, построенными на новых концепциях эксплуатации и применения, возможен при так называемом авиационном методе обслуживания, когда обслуживание и пополнение боекомплекта проходят только вне боя, а техническое обслуживание систем управления оружием (СУО) и вооружения проводится только группами специалистов.
Полное отсутствие ручных приводов управления огнем не является проблемой. Авиаторы этой болезнью переболели в 20-х годах прошлого столетия, а танкисты – в 60-х при управлении танком, когда были внедрены коробки передач с гидравлическим управлением. Однако в случае комплексов прицеливания и вооружения военные до развала СССР проявляли консерватизм, постоянно выдвигая требование аварийного ручного заряжания и стрельбы. Между тем в авиации уже давно все комплексы вооружения дистанционно управляемые, а отказ в бою приводит только к выходу из него. Это норма, а не проблема.

Оптимальный выбор

С учетом приведенных соображений есть два варианта компоновки – с носовым или кормовым размещением моторно-трансмиссионного отделения (МТО).
В первом варианте компоновка танка такова: МТО – отделение управления (ОУ) – боевое отделение (БО). Перед МТО располагается лобовой модуль с основной защитой. При поражении танка в лоб данный отсек обеспечит дополнительную защиту экипажа. Однако если защита и выдержит удар, будут перегружены передние катки. Танк выйдет из строя при незначительном поражении в лоб. Вывод выхлопа на борт спереди способствует демаскировке в боевых условиях, а система охлаждения окажется поврежденной и неработоспособной даже при обстреле 30-мм пушками.
Экипаж, располагаясь по центру шасси, находится в благоприятных условиях при движении, но не получит выгоды от размещения боевого отделения в корме. Соответственно не будет иметь удобного кормового выхода, как на израильской «Меркаве» («Колеснице»).
Во втором варианте (ОУ – БО – МТО) перед отделением управления размещается массивный защитный лобовой модуль с интегрированными топливными баками, который в целом тяжелее, чем при включении в защиту отделения МТО. При этом повышается бронестойкость танка при обстреле в лобовой проекции. В случае размещения МТО в корме и выведения выхлопа назад повышается маскировка от тепловизионных прицелов и ракет с головками самонаведения по тепловому излучению. Тем не менее данная компоновка предпочтительна только для машин первой боевой линии, которые должны проламывать оборону противника. Машины, создаваемые на данной базе для второго эшелона, как и инженерные, могут оснащаться передним МТО при максимальной унификации узлов.
В ОУ экипаж располагается в полностью защищенной бронекапсуле. Есть системы кондиционирования воздуха и вентиляции с защитой от ОМП. Кондиционер – это не блажь, а суровая необходимость поддержания рабочих диапазонов температур для людей и электронных блоков управления. В настоящее время стоимость электронных блоков и прицельных комплексов доходит до 40 процентов цены боевой машины, а стоимость обучения экипажей в скором времени сравнится с затратами на подготовку пилотов современных самолетов.
Оптимальная численность экипажа перспективного танка – три человека. Намерения сократить его до двух человек, к сожалению, приведут к плачевным последствиям. Это уже было доказано опытом Великой Отечественной войны. Попытки возложить на командира танка функции наводчика приводили к тому, что он практически не имел возможности наблюдать за полем боя. А командир подразделения либо не мог управлять находящимися в его распоряжении машинами, либо командирский танк превращался в подвижный командный пункт, откуда не велся огонь по противнику. История, написанная кровью, изучается не для пафоса, а чтобы она не повторялась. Еще в 80-х годах XX века были проведены научные исследования по сокращению экипажа до двух человек. Однако полученные результаты четко обосновали его минимальный состав – командир, наводчик и механик-водитель.

*Оборудование для подводного вождения танка
Сегодня для установки в МТО есть дизельный двигатель В-92С2 мощностью 1130 лошадиных сил. Устанавливать его необходимо совместно с центральной коробкой передач, монтируя в виде моноблока. Отказ от бортовых коробок передач позволит сократить время замены моноблока до 30 минут, а их ремонт будет осуществляться в мастерских или ремонтными командами.
Система охлаждения может быть двух типов. Для повышения КПД силовой установки предпочтительна схема с инжекционной системой охлаждения. Это позволит также снизить термозаметность.
Ходовая часть может базироваться на ходовой как от Т-90, так и от Т-80. Обе серийно производятся в России, а потому стоимость данных элементов танка не является критичной. Самый простой выход – разработка двух шасси с разными ходовыми и сравнение при испытаниях. Шестиопорная ходовая Т-80 более проста в эксплуатации и ремонте, освоена в производстве, а гусеница от нее используется и на Т-90. Если остановиться на варианте Т-80, то, возможно, потребуется разработка новой системы подрессоривания и амортизации. Наиболее перспективная в этом случае – гидропневматическая подвеска.
Защита лобового модуля корпуса – модульная, быстросъемная, с дополнительными модулями встроенной динамической защиты (ВДЗ). Защита бортов с дополнительными модулями ВДЗ при перевозке железнодорожным транспортом или на трейлерах по дорогам общего пользования переводится в транспортное положение. Это обеспечивает преимущества в транспортировке. Боевой вес до 50 тонн позволяет передвигаться по обычным дорогам с установкой специальных асфальтоходных гусениц. Защита днища танка от подрыва на минах обеспечивается конструктивом днища и применением активной противоминной защиты.
Рассказ о башенных модулях и их возможностях, а также о других машинах на единой базе «Армата» будет продолжен.
Александр Башаров,
независимый обозреватель
 
Gur Khan: написано красиво, еще красивее проиллюстрировано, но полный бред! Автор либо ни хрена не знает и ему лень читать и анализировать даже специализированные форумы в Интернет, типа "Силы России", не говоря уже о специализированной прессе,  либо просто намеренно вводит читателя в в заблуждение.

3 комментария:

  1. Про КАЗ Заслон понравилось...

    ОтветитьУдалить
  2. Алексей, на самой первой иллюстрации часом не первый вариант 195-ого?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет. Это полностью бредовая картинка.

      Удалить

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.